Ярослава Колодина: «Почему я выхожу из КПУ»

Поділитись:
FacebookVKOdnoklassnikiGoogle+

Ярослава Колодіна, екс-керівник прес-служби Київського обкому КПУ

Я делаю это заявление в связи с событиями, произошедшими в Киевском обкоме Компартии Украины.  О них было много сказано и написано в СМИ, повторяться смысла не вижу.

Лично для меня последней каплей в  травле, устроенной мне, как и другим коммунистам, первым секретарем обкома Медведевым, стал пленум 10 июля, на котором из партии были исключены самые работоспособные, идейные партийцы в нашем регионе.

Я знаю всех лично, со всеми плотно работала, пока Медведев не уволил меня, на второй день после выборов в Верховную Раду.

Господин первый секретарь, у меня язык не поворачивается назвать его товарищем, не простил мне то, что честно отработала избирательную кампанию, помешала финансовым махинациям, не сняла кандидатуру на выборах и сумела на «мертвом» округе увеличить результат за Компартию в два с половиной раза. А так же не боялась публично высказывать свою позицию как коммунист, как честный человек.

В благодарность я была уволена в нарушение партийного устава, так как на должность руководителя пресс—службы меня назначал пленум обкома и пленум меня с этой должности не снимал. Де-юре – я до сих пор пресс-секретарь обкома.

Но господину Медведеву устав партии – не указ. Вместе со мной была уволена мой зам по газете «Коммунист Киевщины» Юлия Лукьянченко, и даже мой водитель.

Проработав в обкоме более года, я увидела много шокирующих вещей, которые несовместимы с Компартией в целом.  Первый секретарь  срывал акции протеста, рубил на корню всю партийную работу в области, выживал людей с работы, уничтожал всех думающих, имеющих авторитет среди населения. Даже листовки против «Свободы» запрещал выпускать, рассказывая, что «Свобода» обидится… Поведение Медведева можно назвать предательством партии.

Когда меня выдвинули кандидатом в нардепы, я сразу начала активную кампанию на округе. Однако выяснилось, что в большинстве районов развалены партийные организации, коммунистов нет, они изгнаны из партии, райкомы возглавляют люди, далекие от наших идеалов, открыто сотрудничающие с властью. Так, в Тетиевском районе первичка реально осталась только в селе Дениховка.  Из ста коммунистов, входивших в организацию, пятьдесят ушли в знак протеста против расправы Медведева с первым секретарем райкома Владимиром Бабийчуком.  Бабийчук пользуется большим уважением в  районе,  когда он руководил организацией, коммунистам удавалось отстаивать больницы, бороться с рейдерами, захватывающими местные сахзаводы. Руководству обкома это не нравилось, Владимира Филипповича в нарушение устава (так же, как и всех остальных), исключили из партии и уволили. На его место поставили Станислава Кучерука, дети которого работали на власть, один – регионал, второй – бютовец.

 Кучерук саботировал всю кампанию в районе, заявлял мне – начальнику окружного штаба, что  сделает все, чтобы ни я, ни КПУ в Тетиеве не набрали ничего. Апофеозом стала акция протеста против закрытия больницы в  Дениховке, на которой люди вместе с нами перекрывали  дорогу. После митинга один из сыновей Кучерука вместе с другими регионалами попытался избить меня и мое доверенное лицо Юлию Лукьянченко, тащил из машины, разорвал рубашку на водителе.  А сам Кучерук рассказывал, что нельзя выступать против власти. И это коммунист?!

Еще не понимая, что происходит, я обратилась к Медведеву, реакции  никакой.  Наоборот мне было запрещено заниматься больницей, хотя Компартия постоянно выступает против людоедской медреформы. Так же Медведев потребовал, чтобы я поехала в Тетиев к озверевшим от наших акций «очильныкам» РГА и… «попросила  прощения» за то, что не даю оставить 5 тысяч человек без медицинской помощи.

Больницу пришлось отстаивать в полуподпольных условиях, тайно от обкома носить запросы в канцелярию депутатов-коммунистов, тайно ездить в Дениховку. Уму непостижимо, но регионалы  вредили нам меньше, чем обком!

Этот  красноречивый эпизод  — один из многих. Аналогичный саботаж был и в Ставищенском райкоме, где секретарь просто закрывал помещение на замок и уезжал в Киев, мотивируя, что «в БЮТ больше платят» и работать он не будет. А второй секретарь просто отключил телефоны и пропал, позже мне сказали, что он член «Батькивщины».

Приходилось возить в Ставище на встречи с избирателями даже красное знамя, за 119 километров! Кампанию в районе вел уволенный Медведевым первый секретарь райкома,  бывший сельский голова Разумницы Андрей Швец.

Так получилось, что работать могли и действительно РАБОТАЛИ на агитации коммунисты, люто ненавидимые обкомом. Единственной «живой» организацией на округе была Белоцерковская районная во главе с ныне покойным Юрием Куцоконем, который и обеспечил нормальную работу нашего штаба. Над Юрием Григорьевичем Медведев издевался страшно. Семь месяцев не платил ему – страдающему тяжелой болезнью — зарплату, постоянно заставлял уволиться, устраивал показательные судилища на бюро обкома.

Можно много рассказывать, в каких невыносимых условиях шла кампания. Как обком не давал печатать даже агитлистовки, как Медведев требовал снимать из газеты «Коммунист Киевщины» материалы о самых рейтинговых наших кандидатах, например, первом секретаре Васильковского горкома КПУ Станиславе Пашкевиче, который единственный в Украине сумел добиться снижения незаконных тарифов на тепло. Так же были запреты критически  писать о регионалке Засухе, не разрешалось  возить телевидение на резонансные социальные акции в Борисполь…

Можно рассказать, что в обкоме всю кампанию рассматривали через призму дележки денег, у нас не прошло ни одного заседания областного штаба, посвященного конкретно агитации, тактике на выборах, Медведев только разводил интриги и решал свои финансовые вопросы.

В результате мы – мажоритарщики, начальники штабов, которые честно боролись за мандат, а не были просто именем в избирательном бюллетене, оказались  в совершенной блокаде, стараясь выстоять против админресурса и одновременно выдержать безумное  давление обкома.

Самым страшным моментом для меня лично стало 14 октября 2012 года, когда мне настоятельно посоветовали сняться с выборов и получить «квартиру» или «три миллиона».  За два дня до этого в телефонной беседе  снявшийся с выборов по непонятным причинам мажоритарщик от КПУ с 90 округа Алексей Адвена посоветовал мне лечь в больницу, как сделал он. Я сразу почувствовала неладное. Ведь уже велась слежка за нашими агитаторами, уже шли телефонные звонки с угрозами.

Снять кандидатуру я отказалась, не могла подвести ни партию, ни своих избирателей.  В ответ услышала, что на округе мне лучше не появляться, если дорожу жизнью.

Медведев сделал вид, что ничего не происходит. В ЦК, куда я обратилась, тоже мер не приняли. Наш штаб бросили на округе на растерзание регионалам, без помощи и защиты.

В ночь выборов мне позвонили и предупредили, что ехать в окружком в Узин нельзя, убьют.

Казалось, хуже уже не будет. Однако, сразу после выборов, когда мы с Юлией Лукьянченко вышли на работу…  Первый секретарь обкома заявил нам, что в обком нас больше не пустит, так как, хоть мы и профессиональные редакторы, ему «не нравимся» и работать с нами он больше не хочет.

На наши возражения, что нас утверждал не он самолично, а пленум обкома, он послал нас матом.

Охрана обкома вытолкнула нас вон с рабочего места. Юлию Лукьянченко охранник схватил с такой силой, что она получила серьезный ушиб ребер, лечилась четыре недели. Сам Медведев чуть не бросился  на нас с кулаками. Личные вещи не отдавали, кабинет опечатали. Забирали мы свои книги и прочее с милицией.

Думая, что ЦК и лично Симоненко не в курсе произвола, который творит обком, мы написали ему. Симоненко проигнорировал наше письмо. Месяц мы вдвоем обивали пороги в ЦК, пытаясь добиться справедливости. Были практически у всех руководителей партии – реакции ноль! Нас уволили, отказавшись даже выплатить копеечную компенсацию за неиспользованный отпуск.

Еще семь месяцев Медведев продолжал травить меня, пытаясь исключить из партии, не давая устроиться на работу в партийные СМИ, возводя грязнейшие наветы в Бориспольской городской организации КПУ, в которой я состою на партучете.

Мы все до последнего верили, что первый секретарь  обкома – случайный саботажник, затесавшийся в наши ряды. Что Петр Николаевич Симоненко просто не знает, ему неправильно подают информацию.

Однако пленум 10 июля, где фактически уничтожили 5 райкомов и горкомов, где охрана избивала ветерана войны, развеял все иллюзии.

****

Я пришла в КПУ в 2003 году, 10 лет назад, 19-летней студенткой. Партийный билет мне вручал лично Петр Симоненко.

Я верила, что это единственная политическая сила, которая защищает народ. И она такой тогда была!

За 10 лет в КПУ из-за своих политических убеждений я пережила много гонений и неприятностей. Издевательства в институте со стороны преподавателей-националистов, которые не могли пережить, что их студентка пишет статьи против Ющенко на первой полосе газеты «Коммунист». Преследование и увольнение с работы родителей, снова- таки, потому что дочь – коммунистка. Многое другое…

То, что сегодня происходит в КПУ, перечеркивает всю мою работу в партии за долгие годы. Настоящих коммунистов исключают, смешивают с грязью,  превратили в бессловесных  рабов, крепостных высшего руководства. Предатели в фаворе.

Мне в такой партии, не имеющей никакого отношения к коммунистической идее, делать нечего. Более того – стыдно находиться.

Прошу считать эту статью официальном  заявлением о прекращении членства в КПУ.

Подчеркиваю, что была, есть и останусь коммунистом.

Ярослава Колодина, экс-руководитель пресс-службы Киевского обкома КПУ, главный редактор газеты «Коммунист Киевщины», главный редактор партийного сайта «Коминформ-Киевская область», член ЦК комсомола Украины, кандидат в народные депутаты от КПУ по 92-му мажоритарного округу на выборах 2012

Ярослава Колодина: «Почему я выхожу из КПУ»: 6 комментариев

  1. Nazar 21.07.2013 at 20:41

    Маладець , пашкевич дослужылся, викинули щоб не триндел, а те що людям помогал то им пофиг , главное родство и кумовство!!!!

  2. кумець 23.07.2013 at 14:58

    А что Пашкевича тоже попросили? Наверно за то что вовремя не снялся... Не взирая на то, что его Семенец все сделал, что нужно было для «пэрэмогы» Засухи. Господину Пашкевичу будет наука.

  3. вася 23.07.2013 at 16:10

    ну и останецца Симоненка с продажными семенцами, ибо сам такой же!

  4. Игорь Гаврилюк 23.07.2013 at 21:41

    www.youtube.com/watch?v=gYtpjFbXL_Y

    www.youtube.com/watch?v=5SJJymyM7Io

    www.youtube.com/watch?v=A8SwW_FDbXM

    www.youtube.com/watch?v=ZpDCyGC2nvY

    С ,Пашкевич восстановлен в КПУ и должности 1 секретаря Васильковского горкома.

    www.youtube.com/watch?v=KgQNNqDLvu4

  5. Правда 24.07.2013 at 18:50

    polemika.com.ua/news-122889.html вот еще новая информация по расколу

  6. Георгий 19.02.2017 at 00:25

    Ярослава Колодина, какая она Колодина... Сандлер! Ярослава Сандлер. Еще одна любительница нажиться на компартии. Как и Фарион, Ярослава Сандлер шла к своей цели по головам, но случилось неожиданное — коммунистов в Украине начали щимить, и тогда она громко стала «выходить» из КПУ, предварительно присвоив деньги выделенные ей на агитацию.

    Ну и в духе истинной коммунистки не брезговала доносами на своих партийных товарищей, в общем вела себя мерзко, и будучи сотрудником ОБКОМА писала доносы на первого секретаря, а потом даже заявление на него в МВД Украины.

    Это оставляю висеть здесь, для ЛЮСТРАЦИОННОГО КОМИТЕТА, если эта новая Фарион где то всплывет — что бы знали что это за нечисть.

Добавить комментарий

Имя *
E-mail *
Сайт

Это не спам.